О женском коварстве и любви

Было мне лет 14-15 что ли. Ну и, в общем-то, была у меня фройлян с гламурным именем Злата. Месяца четыре белокурая чаровница не давала мне отбуцкать её по-взрослому, ограничиваясь петингом в джинсах или эпизодической мануальной терапией под моим чутким руководством.

Терпению постепенно подходил логический пиздец, ибо аргументировала она свои отказы исключительно своей уверенностью в том, что как только случицца страшное, я тут же её и брошу. Но я, регулярно обламываясь и страдая от перманентной боли в яйцах, решил её кинуть просто так. Однако существовал некий сдерживающий фактор — на носу был Новый, в рот его чих-пых, Год, встречать который без дамы сердца мне казалось ниже своего достоинства. Опять же, говорят под Новый Год что не загадаецца… Чорт её знает, может и обломицца чего после новогоднего огонька.

Отмечали в тесном, что называецца, кругу, т.е. я, она, ейная подружка (некто Ира), которая по совместительству исполняла обязанности гёрлфренды моего брата, ну и, собсно, брат. Он же Кацо.

Итак, в гостях у брата. Сидим, выпиваем в меру сил и возможностей детских организмов. При чём, уже не помню почему (йолка чтоли там мешалась), но сидим с одной стороны стола и в таком порядке: Злата, я, Ирко и Кацо. Понятно, тосты там, оливье, кампот, мандарины, чу – меня по спине гладят так принежно. Ну, думаю, а девачко созрела, но только хотел ответить взаимностью, как глянул налево, а руки-то у неё вот они нах – в одной вилка, в другой по старой русской традиции, я извиняюсь, хлеб. Поворачиваюсь направо — у Ирки в одной такая же вилка, а другая-то на застолье отсутствует! Переварить такой расклад по малолетству я не смог, к тому же там где гладили потекла предательская струйка пота, поэтому я встал, чото хрипло буркнул и вышел покурить. Шок, но как-то не по-нашему нихуя!

Тут открываецца входная дверь и выплывает Ирко. Детские сердца потянулись навстречу друг другу и вот мы уже неистово бьёмся в дёсна, а моя вспотевшая ладошка где-то у неё под вязанной чорной минибкой (долгожители наверняка помнят такой аксессуар тогдашних модниц). Очередной лязг дверного замка и мы уже резко просто стоим и просто курим — выходят на водопой перекурить вновь испечонные владельцы рогов и говорят, что отключили свет в районе, а мы то и не заметили. Ага, говорю, усилием воли делаю скучающий еблет и ухожу в хату. Меня реально потряхивает и я щедро начисляю себе грамм стописят беленькой. Вкручиваю это дело и ложусь на диван. Полнейшая темень, в голове сразу некисло зашумело и всё произошедшее мне кажецца уже каким-то полуглюком и я думаю, что если прямо сейчас заснуть, то утром я этого конфуза и не вспомню. Меня уже немного “вертолётит” (если вы понимаете о чем я) и я, закрывая глаза, начинаю проваливацца в сон, но через мгновение просыпаюсь от устойчивого ощущение, что мой половой хуй у кого-то за щекой.

Матерь божья, да такие чудеса я только в порнухе до этого видел! Неужто Злата решила искупить вину минетом?! Про историю с Иркой я, задремав, действительно забыл. О, что за ощущения! Каааааайффффф!!! Но вдруг (на самом интересном месте) всё прекращаецца и Иркин (!) голос томно говорит: “Хватит. Я тоже хочу!”. Мелькнула мысль, что нырнуть в пелотку я не готов (в те стародавние времена это щщиталось ацким заподлом), а мысль о том, что будет дальше в плане Кацо и Златы не мелькнула вовсе. Я ж говорю – сгорал от страсти и всё такое…

И вот я уже на ней, фрикция за фрикцией, ах за охом, но вдруг откуда-то сбоку из темноты посторонее женское “ой!”, удаляющиеся шаги и “бумс” входной двери. Вскакиваем и мчимся в дальнюю комнату, натыкаясь в темноте на стены и путаясь в спущенных до колен штанах. Продолжаем начатое, стиснув зубы – авось не найдут! Брат и Злата бродят впотьмах по комнатам (большой частный дом):

- Да говорю же тебе, они трахаюцца! — кипишит Злата.

- Да ну нах! – не верит Отэлло братэлло.

Я пытаюсь по-рыхлому кончить, но сильное алкогольное опьянение и страх попадоса мешают сосредоточицца. От моих усилий Ирка неожиданно теряет бдительность и вскрикивает. Отворяецца дверь и уже привыкшим к темноте глазам униженных и оскорблённых открываецца картина маслом “Приплыли”.

Дальнейшие разборки тривиальны и не по теме заявленной в названии этой заметки, поэтому их я опускаю.

Прошло несколько лет. Я случайно встретил на улице Злату (после того Нового Года мы не виделись) и пригласил её в кафе чисто на мороженное и попиздеть. И если вы думаете, что история о женском коварстве уже закончилась, то читайте дальше. Оказываецца дело было так: Злата, мучимая ревностью, накануне праздника подговаривает Ирку закинуть удочку в мою сторону и если я поведусь, то хуй мне тогда в жопу и пошёл вон, казёл, но дело вышло так, что тестировщица малость не подращщитала и, добыв доказательства моей неверности (первый поцелуй), не смогла сама остановицца. Злата потеряла молчела и лучшую подругу. Жесть? Жопа? Я тоже так считаю. И поделом!

источник

Оцените запись

Поделитесь записью:

Добавить комментарий