Окуни

Мотались мы как-то со своим в саседнее гасударство. Нихуя не на чимпианат мира по клюшкошайбе, по делам езделе. Педоразы блять наши, куда нахуй 8:1! Да и хуй с ними… Ну и выдался денек свободный. Мой и говорит, Надяня, а махнём на рыбалку? Гавно вапрос, отвечаю.

Еды с собой набрале, пива канешна тоже. Ну и махнуле на речку. Не помню как и называеццо, маленькая такая. Ну мой сразу, я блять наловлю песдец сколько многа, а ты ваще нихуя. Я ему прямо в летсо так рассмийалось: ггггггг, типо. Ну хуле, поспориле кто больше паймаит, тот и молодец нахуй.

Главное дело, всё как на саривнаваниях. Время там оговориле, ну и зачотные очки как начислять. Я удачку свою хвать, и на берег. Ну села пакурила сночала, на прероду пафтыкала. Смарю, мальчег какой-то рядом совсем, зашол пакалено в воду, и удит. Сапагаме топаит. Чото насвистываит себе пад нос. Пестню какую то.

А она до боли знакомая. Пра рыбакоф вдабаваг и рыбачку Соню какта в мае. Што соотвеццтвавало пафоснасти мамента. Я тут жы предумала гатичную рифму к слову "Боркас", но в слух не стала ее гаварить. Хуйво низнаит, а то может певец ранимый шопесдец, а "Боркас" и "гей" складно звучат только в белых стихах, да еще в некоторых ипонских. Ну те ваще нискладные шопесдец. Хокку блять! Хуёкку нахуй!

А вслух я и говорю:
— Мальчег, а мальчег? Ты не мог бы патише типо? — ну а сама удочку забрасываю.
А фчем дело то? — даже неабернулссо, гандон блять.
— Рыбу мне всю распугаешь.
— Гы-гы-гы, — засмиялссо мальчег на иностранном изыке, — тётя, вы аткудава будити? Где вы видели у рыб ушы то?

Фигасе, реский какой, даже и не знаю что и ответить ему. Не буду же я ему лекцыю про ихтиологию четать. Нахуй он мне и не фпёрссо. Ну сижу, на поплавок смарю. А штото никлюёт. И я призадумалась…

Фу блять, опять этот мальчег сучонок. Бегаит что-то туда-суда, беснуеццо. Арёт, угарает тоже. Водой брызгаеццо, сам в сибя правда. Мало того, что всем своим видом подтверждает целосность концепцыи Дарвина, еще у него клюёт, а у меня совсем нихуя.

Терпения моево хватило только пока тлела сигарета. Встаю и к этому мальчегу с дипломатическим визитом. Говорю:
— Слы? Ибальнег завалил нахуй, еще услышу хоть один звук — песдец тебе.
— Ой, — он даже присел ат ниажыданнасте, абасцалссо навернае.
— Вот тебе и ой, вежливо себя веди, блять.

А зацепило ево маё воздействие. Примолк. Тихо сразу стало. Вода в речке журчит, птичке пают. Мальчег уже шопотом радуеццо, когда чо нить поймает. А у меня ваще галяк. А время то идёт…

Ровно десять минут идиллия продолжалась. Мальчег наверное забылссо, и апять стал баловаццо. Рыбу как увидит, нихуякает-нисебекает с чисто йуношеской непасрецтвенностью, и по воде уже стал бегать ниаккуратно. Брызге-хуизге ва все стораны!

Хуерлыга блять! А самое, что меня взбесило, что этот йуный рыбаг, делавито дастал свой хуй, который можно так назвать чисто наминально, и весело пасцал ублюдаг. И вот эти самые пузыреги, проплывая мимо маево поплавка, явились последней сцуко каплей, переполнифшей мой сасуд терпения:

— Урод блять. Што ш ты такой вераломный то а? Как ты абйисниш такой беспесды ниадназначный паступаг?
— Тётя, вы почему ко мне придираетесь? Складываеццо фпичатление, што вы спицально припёрлесь на маю родную речку с целью аццке потретировать меня и фсяческе ущемить маё дастоинство.

Я такая опешила нимнога, а мальчег в моё ведёрко глянул и стал пачемута громко ржать. Рыпка там хоть и была, но на мой взгляд совсем не смешная. Адиночество это нихуя нипазитиф типо. И в это время чисы: динь-дон блять, динь-дон нахуй.

Так быстро время пролетело яибу! Уже скоро и канцы с концаме сводить. Ну типо патщет галасоф. Рыбьих блять! И штото претчуфствие того, што самым аццкем рыбоудильщегом меня в этот раз не выберут, павлияло на паследующую смену маево настроения.

А у него прилично так рыбы. Ну я собираю все свои коммерческие способности в маленькую кучку, и в лоб ему:
— Слушай, милый рибёнаг, продай!
— А сколько дадите? — йуный капиталист заинтересовалссо нешутачна.
— Ну полтиннег! — предлагаю я разумную рыначнаю стоимость.
— Ха! — отвечает, типо наверное хуй на местном наречии.
— А сколько ты хочешь? — хоть кроме полтиннега в заднем кармане не было ничево.
— Я на плейстэйшен коплю вообще-то.
— И много уже накопил? — просто так спросила, штобы как то расположыть ево к себе.
— Штуку нада ещо!
— Хуясе!
— Ну я пошел тогда.

Разйоба блять, куда ты нахуй, думаю про себя. А вслух:
— Ну нет у меня штуки.
— На нет, кагговориццо, суда, и даже туда, тоже нет, — отвечает, но не уходит.
— Может я к машине сгоняю, пиво будешь?
— Неа, вы мне сиське покажыте свои и всё.
— Слушай, а интернета у тебя нет случайно?
— Обещал Путин канешно, в каждую школу, но пока нету.
— Жалко, я бы тебе сцылку дала.
— Голые жывые сиське и ниибёт.

Эх блять, делать то нечево. Расстегнула алемпийку, майку вверх — хуякс, и выставила на показ перси свои. Фтыкай сцуко!
— Классные у вас сиське, как у Машки у нашей, — говорит.
— Спасибо тебе мальчег, мерси за камплиман, — я уж не стала уточнять, кто такая Машка эта.
— Это коза наша, — радасна саапщил мальчег, — у ней тоже в разные стороны торчат. Ее баушка пасёт на той стороне.
— Кхе, кхе.
— Ладно, хватит, прячьте сиське ваши, а то чота вы кашляете уже, как бы нипрастудилезь.

Мальчег переложил свою рыбу мне в ведерко. Потом подумал и сказал:
— Штото нинасмотрелссо я чевота. Вы меня тут подождите пока, я щас к баушке сбегаю, может она тоже штото поймала. И убёг.

Гдето через минут десять прибегает.
— Нет у ней ничево, жалко канешно. Говорит никлюёт штота. А сама довольная шопесдец.
— Да ладно, — успокаиваю ево, — хватит мне.
— Приезжайте ещо, — гастеприимно так сказал и падмигиваит падлец. Ну и насвистывая скрылссо…

Эротоман ибучий. Дрочить наверное побежал. Молодешь хуле. Ну я собрала вещичке и к машине. Смарю, а мой уже там. И давай уловом хвалиццо. И карочи так получилось, што ничья блять.

Мой сразу, ниибёт у меня крупнее. Я такая, слы? Это тебе не камбалу лавить на килограмы. Договорились окуни паштучно, какие вапросы типо? Ну и спорим сидим в машине. Я на заднем сидении кста.

А тут ктото в акошко стучит. Ну мой хуяк на кнопачку, стекло так вниз — вжжжжык. В акно такая рука прасовываеццо и окуня держыт. И голос такой не очень молодой говорит:
— Вот на тебе сынок, еще одного поймала потом.

Йоптваю! Я сразу прасекла, што штото ничиста тут. Ах ты думаю казьол! У баушке рыбу значит каким-то ничесным образом выманил, и притиндуит на первенство типо? Ну блять такая! И наченаю на него злобна смареть. Прямо в затылаг иму.

Кроме таво, баушка нихуя не уходит. Меня то невидна, не чуфствует астрату мамента. И карочи эта старая блять ево так па пличу гладет и фкрадчево так гаварит:
— Милок, а как ты говоришь, это по научному называеццо-то? Окуни… Окуни… Ааа!
Фспомнела!!! Окунилингуз!!!

MGmike

Окуни
Оцените запись

Добавить комментарий