Некоторые аспекты истории какприкладной науки.

— Да нет, ты послушай!
— Ну чего я не слышал? Я же провидец, я и так всё…
— Ничего ты не всё! Хочешь, докажу?
— Ну попробуй.
Мой собеседник приподнялся с капота машины времени, на котором мы удобно чаёвничали. От меня, как от признанного провидца, принимали любые колдовские зелья, а чай с молоком почему-то пошёл у легионеров лучше всякого алкоголя. Мне-то оно только на руку, конечно.
Себе больше достанется.
— Вон! – гордо ткнул собеседник пальцем куда-то в кусты, — Видишь?
— Вижу, — честно признался я, — кусты.
— Кусты-пусты… ты не на кусты, ты на шалаш смотри!
— Шалаш?
Шалаш. Нешто не видишь?
— Моё земное зрение несовершенно, — буркнул я, — я зрю в будущее.
— Ааа, ну бывает, — сочувственно похлопал меня по спине легионер, ласково извлекая из моего нагрудного кармана вафельку.
Вот пока под гипнозом – такие они милые люди! А как отключишь маскировку – так сразу драться…
— Ну так вот, знаешь, кто там живёт? – спросил легионер, зубами разрывая обёртку.
— Кто?
— Левша, старая скотина.
— Левша? – переспросил я, пытаясь сообразить, где подвох; потом догадался, что автопереводчик и имена вполне, охнул, — Сцевола! Что ж у вас национальный герой в лесу живёт, да ещё и… или он ещё не герой?
Что-то я запутался с датами. Хотя если уже Сцевола – значит должен бы, по идее…
Стоп, а почему тогда этруски никуда не делись?
— Сцуко он, а не Сцевола, — мрачно сплюнул легионер.
Надо будет устроить разнос разработчикам автоперевода. Что это за вольное, блин, переложение?
— Почему же? Он ведь вас…
— Вот я тебе и говорю, ничего ты не знаешь! Дашь ещё вафельку? – (Я покорно дал). – А Сцевола-то, гад, каждый вечер к ним ходит. То руку сожжёт, то ногу. Бедные этрусские псы уж измучились все, денег ему сулят, а он не отпускает. Рим в осаде, репутация падает, а он всё ходит и ходит… каждый вечер. Даже жить вот сюда перебрался, за пределы города, чтоб поближе. И ведь если бы не он – процветали бы себе как все нормальные империи…
— Это как это так?
— Ну так вот я и рассказываю. Повезло ему недавно по-крупному, спас он там какую-то не то нимфу, не то наяду… а может, и ещё чего хорошее с ней сделал. Ну она ему за это и пообещала исполнить три желания. А он, видите ли, героем стать хотел. И ведь ничего лучше не придумал… знаешь, что он, гадёныш такой, пожелал?
— Что? Говори уже, не томи!
— Во-первых, пожелал он не чувствовать ни жара, ни холода. Никакого.
— Очень даже мудрое пожелание.
— Во-вторых, пожелал он, чтобы любая утерянная его конечность за ночь отрастала снова, а любая рана в мгновения ока затягивалась.
— А это вообще для воина полезно! Что ж тут дурного?
— А знаешь, чего он пожелал в-третьих?
— Чего?
Легионер снова сплюнул.
— Много-много озлобленных этрусков под стенами.

alphyna

Некоторые аспекты истории какприкладной науки.
Оцените запись

Добавить комментарий