2 в 1

В субботу утром я уже распаковывал вещи на своей любимой точке под скалой. Невысокая скала в альпийском горном ущелье, сюда по выходным слетаются любители скалолазания из разных стран. Примечательна она тем, что на ней есть направления фактически всех уровней сложности, лазить здесь могут все, от новичков до скалолазов экстра-класса. Рядом, сразу под скалой, находится магазин снаряжения для скалолазов. Хозяин — Андрэ, именно он был моим инструктором, когда однажды, выехав на природу подышать свежим воздухом, я от не фиг делать подошёл и спросил его в чем удовольствие висения на отвесной скале. Потом, заплатив Андрэ за несколько часов инструктажа, налазившись под его руководством, я накупил снаряжения и стал искать новые и новые скалы. Сегодня же я приехал опять сюда. Во-первых, товарища проведать, во-вторых много здесь еще участков, которые я не облазил, опыта не хватало.

Как ни странно, Андрэ под скалой не оказалось. Звоню ему на сотовый — сброс, пытаюсь еще раз — опять. "Что за херня, если лазит где-то, то сбрасывать не может, обычно не берет, а потом перезванивает,"- пролетела мысль у меня в голове. Через минуту пришла СМС-ка: "Я на вертушке, все равно не хрена не слышно, летим спасать одних чехов, если надо чего — ключ от магазина на козырьке, буду часа через 3-4". "Блин, счастливый человек, в магазине товара штук на 50 евро, а у него "ключ на козырьке",- типичная для русского мысль пролетела у меня в голове. Начинаю потихоньку навешивать на себя снаряжение.

— Добрый день! — ко мне подходит какой-то парень лет 18-19.
— Здорово.
— А вы лазить будете?
— Во-первых можно на ты, я Икторн, — протягиваю ему руку, -буду, а что?
— Мне говорили, что здесь инструктор есть, я никогда еще не лазил, но хотел бы попробовать.
— Ну, инструктора сейчас нет, будет часа через 3-4, но если очень хочется могу разок постраховать, понравится — дам телефон инструктора.
А во сколько мне обойдётся один подъём?
— Да нисколько, хочешь попробовать — давай, сейчас обувь и пояс тебе выдам, какой размер ноги у тебя? — спросил я, направляясь к избушке. "Да нисколько", — пролетело еще раз у меня в голове и на губах заиграла еле заметная злорадная улыбка. Ради Бога, если человек хочет попробовать лазить — мне несложно объяснить ему пару вещей и постраховать минут десять-пятнадцать, но стоять и трындеть ему сколько ему будет стоить этот подъем — простите покорно! Да и не хватит у меня ни красноречия, ни времени. Да и не возможно объяснить, что плата за это будет очень высока. Первый раз — первый адреналин и проснувшийся интерес, интерес не к альпинизму, интерес растущий из вдруг появившегося сознания, что ты чего-то стоишь, ты не отступаешь перед трудностями — ты их преодолеваешь, работая руками и ногами, зубами черт возьми! Интерес к тому а сможешь ли ты больше, лучше, быстрее!!? Но это все только первая фаза. Когда же за спиной у тебя будет уже несколько подъемов, плата это увеличится, возрастёт в несколько раз. Ты неожиданно поймешь, что вдруг, внезапно потерял себя старого и теперь тебе по утрам из зеркала будет скалится другой человек. Человек, который плевать хотел на все то, что ты вчера считал ценностями. Этому человеку будут побоку многие твои проблемы, плевать ему будет, видна ли лейба Hugo Boss у тебя на джинсах или она спряталась под футболкой Cavalli, плевать на то какой марки и сколько стоят твои невъебенно дорогие шлепки и на то, каким одеколоном ты пользуешься. Ты совершенно забудешь, что надо раз в два месяца обязательно менять сотовый, потому что появилась новая модель, что надо успеть поменять машину на более престижную и часы на более крутые, а то вдруг знакомые не заметят твоего карьерного роста!? Ты даже на людей начнёшь смотреть по другому, по другому их оценивать. Для тебя перестанут существовать слабые и сильные, для тебя останутся только те которые к чему-то стремятся и рано или поздно достигнут, и остальные… Ты почувствуешь свою силу, силу в том что умеешь стремится и достигать. Это сильное чувство, друг. Когда ты станешь сильным, ты уже не посмеёшься над слабым, не причинишь никому боли, а в то же время научишься отбрасывать весь мусор и не задумываясь ни о чем сумеешь мрази сказать, что она мразь. Знаешь ли ты, что я вспоминаю, знакомясь теперь с новым человеком? Много того, что ты так твёрдо знал о себе, в чем был уверен, превратится в пыль. Ты будешь помнить каждое свое новое достижение, будешь точно знать чего тебе стоило каждое из твоих достижений. Ты будешь вспоминать ту хрупкую скалолазку, которая впервые пробовала покорить новое более трудное направление. И она сделала это. И ты будешь помнить как у нее не получалось, как ей предлагали раз двадцать спустить ее вниз и как сквозь зубы она шептала — "Нет!" Будешь помнить, как взрослые мужики-альпинисты аплодировали ей когда она помахала нам с покорённой высоты, второй же рукой она вытирала себе лицо, кровь большими алыми пятнами капала со скалы. От напряжения она прокусила себе губу, по лицу текли слезы, но она не остановилась, она покорила этот подъем. "Смогу ли я так? — вот о чем будет твоя мысль, -Сможет ли этот человек, который мне сейчас впервые протянул руку?" Неужели ты хочешь, чтобы я стоял и тебе сейчас обо всем этом рассказывал? Неужели ты думаешь, что мне нечем больше заняться? Да мне даже наплевать на то, какой ты сейчас человек и каким ты станешь потом. Этот вопрос думаю должен интересовать только лишь тебя самого, так что держи свой 43 размер. А пострахую я тебя бесплатно…

P.S.

В течение дня к этой скале подтянулось еще несколько альпинистов, разных национальностей. Общаться со многими приходится знаками, это не мешает нам под вечер развести костер и всем вместе устроить ужин. За день под скалой ты уже достаточно хорошо знаешь человека, чтобы "преломить с ним хлеб". Казалось бы ничего необычного не было в этом вечере, кроме одного момента.

— Икторн, там два австрийца, просят чтобы ты музыку в машине включил, они говорят, что им один диск у тебя понравился, который днем играл, — попросил меня Андрэ, который понемногу говорил на всех европейских языках.
— Так откуда я знаю, какой именно, они у меня по кругу играли?!
— Не знаю, напеть у них не получится, они что-то говорят о какой-то "самой честной музыке в мире"?

Желание так же проявили три француза, которые тоже запомнили эту "Честную музыку", игравшую днем у меня в машине. Делать было нечего, пришлось идти пробовать диск за диском.

— Эта?
— Нет, — качают в ответ головами.
— Эта?
— Нет.
— Эта тоже нет.
— Что ты делаешь!!! Верни назад, это она! — подскочили они с мест.
— Вы уверены? На фиг она вам, вы ж по-русски ни слова не знаете! — в ответ мне только кивали радостные физиономии и жестами просили сделать погромче. "Никогда бы не подумал!" — пронеслось у меня в голове. Скалолазы опять расселись опять у костра, а я остался чуть поодаль, чтобы навсегда запечатлить у себя в памяти эту немыслимую картинку. Костер возле скалы, вокруг него усевшись кругом два австрийца, немец, три француза и четыре словенца сидят и, не понимая ни слова, сжав до белизны кулаки, боясь пропустить хоть ноту, слушают "самую честную музыку". Языки пламени отражались на смешных сосредоточенных лицах, а над ночным альпийским ущельем разливался хрип динамиков моего старенького авторадио, играла "самая честная музыка"… Высоцкий пел "Охоту на волков"…

IKTORN

2 в 1
Оцените запись

Добавить комментарий