Пастораль. Женский день

— Вы позволите, голубушка? – Граф галантно наклонился к Графине и вновь облил ее горячим кофе.
— Ай! Сударь, да сколько ж можно? – вскочила Графиня. – На мне же уже живого места нет. Издеваетесь вы, право. Хоть и граф.
— Помилуйте, Анна Афанасьевна. – сконфузился Граф. – Привычки же никакой. Вот и неуклюже выходит все. Ну вы тоже хороши. Нет чтоб порыв оценить. Вот так и гибнут позитивные начинания.
— Порыв!!! Я оценила порыв. Первые три чашки – оценены. Но на мне уже пять чашек кофея, а внутри всего половина. Это кошмар просто какой-то.
— Что поделаешь, дражайшая. – вздохнул Граф. – День такой. По новомодному обычаю, нонче мужчины должны еду не только дамам, но и бабам подавать. А в доме у меня из мужской обслуги – Васька-конюх только. И тот пятого дня запил и валяется невесть где. А кухарка с горничной – бабы. Невозможно их заставить. День такой.
— Кстати… – смущенно заурчала животом Графиня. – Я бы поела, ваше сиятельство. Вот еже-ей поела бы. Вот прям без церемоний бы всяких.
— Дунька! Пожраа… – закричал было Граф, но осекся и вздохнул. — А нельзя, матушка. Нельзя. Ибо Дунька – баба. Нельзя ей к плите сегодня. Розгами отогнал сегодня бабу неразумную. И ведь кричу ей: «Твой день сегодня, дура! Нельзя! Сегодня мужчины у плиты!». Не понимает, плачет только, да тюльпан подаренный жует. До чего ж темная баба. А в доме – шаром покати. Из готового – только масло есть. Сам проверял. Дуньке розог всыпал опять же за то, что запасу никакого. Хлеба даже не пекли ведь.

— А может в ресторацию? – подмигнула Графиня.
— На чем? – хмыкнул Граф. – Васьки ж, подлеца такого, нет уже который день. А своего вы отпустили невесть зачем.
Так сами и сготовили бы. – топнула ножкой Графиня. – Раз уж день такой.
— Так ведь первый раз день такой. – удрученно сказал Граф. – Непривычно, матушка. Что сумел – сготовил. Себе, бабам из прислуги. Радовались подлые. Еще бы – барин сам готовит.
— Что ж вы приготовили, умелец? – всплеснула руками Графиня.
— А кофеек вот. Вы позволите? – вскочил Граф и облил Графиню кофе.
— Охх. – вздохнула Графиня и задумчиво куснула тюльпан. – Что ж не сидится суфражисткам-то этим? Понавыдумывают дней каких-то.
— Угу. – кивнул Граф. – А манкировать нельзя. Скажут – ретроград, то-се.
— Куда катится этот мир? – вздохнула Графиня и вдруг засмеялась, указывая на окно . – Глядите, глядите, граф!! Что это делает ваша Дунька? Потешная такая.
— Это ее, душа моя, дурнит-с. – хихикнул Граф. – Она ж весь день, окромя кофея, ничего не ела. А у простой бабы организм к культурным напиткам непривычный. То ли дело у вас.
— А кстати… А то, граф, может водочки? – осенило Графиню. – А за огурчиком да капусткой вы в погреб запросто и сбегаете. А?
— А что? – вскинулся Граф. – Это я запросто сейчас… Это мы мигом.
— Беспомощные совсем. – прошептала Графиня, наблюдая как Граф бежит к погребу. – Без нас помрут совсем.
Из погреба раздалось испуганное мычание, звон посуды и яростный крик Графа:
— Васька! Ах ты подлец!!! Я тебе покажу как хозяйскую водку пить! Сссволочь! Вот взял моду – в женский день в погребе прятаться!

frumich

Пастораль. Женский день
Оцените запись

Добавить комментарий