Срочное дело!

— Срочное дело! Срочное дело! — Вздорная Обезьяна сломя голову выскочила на поляну, на которой каждый занимался своим делом. В тени дерева ученый Питон зачитывался историей Римской империи, Волк с зеркальцем в лапе тренировал звериный оскал, Мальчик-крысолов разучивал новые мелодии на дудочке, сделанной из тростника, чем были заняты остальные Обезьяна заметить не успела.

— Срочное дело! — Обезьяна оттолкнула налетевшего на нее Радостного Щенка, — опять блин всю морду мне обслюнявить хочешь, бестолочь радостная!
— Что за дело то? — вперед мягкой пружинящей походкой выступил Кот, который до этого спокойно делал себе маникюр и расчесывал усы.

— Срочное! — выдохнула Обезьяна.
— Дело то есть, а как насчет девочек? — мягко промурчал Кот, — Будут?

Вокруг Вздорной Обезьяны уже столпились обитатели поляны.

Бочку возле сосны видите? — обезьяна ткнула пальцем в сторону одиноко стоявшего дерева.
— Да, странно, — почесал голову Волк, — еще утром там ничего не было…
— Утром не было, а сейчас стоит! — заорала Обезьяна.
— Ладно тебе, не ори, что с бочкой то? — волк деловито приподнял бровь.
— А в бочке то наверное рыбка, — мечтательно закатил глаза Кот.
— Хрен его знает что там! — продолжала орать Обезьяна, — важно то, что ее
надо откатить на соседнюю поляну. Срочно!

Радостный Щенок с веселым визгом бросился к бочке.

— Вот идиот, — мурлыкнул Кот, — этому все равно что катить, зачем катить, лишь бы с песней.
— Ты знаешь, я ему даже иногда завидую, — сказал Мальчик-крысолов, — ну надо так надо, — добавил он и поднес дудочку к губам.
— Ты это брось! — Вздорная Обезьяна в один прыжек оказалась возле Крысолова и, выхватив дудочку, сломала ее об колено.
— Да, опять он за свое, — прошипел Питон, — он значит на дудке играть будет, а мы опять отдувайся как зомби под музычку!
— Давайте быстрей ее оттащим! Очень уж интересно что там на соседней поляне, — Кролик старался подпрыгивать как можно выше, будто так его слова будут более убедительными, — Чует мое сердце, там девочки, с вот такими сиськами!!!
— Гы, Казанова ушастый, ты ж вроде маленькие любишь?! — изгибая спину произнес Кот, — ох и тупой же ты, тебе только бы трахаться, не то что я. У меня это дело на широкую ногу поставлено, с размахом, со стилем!
— Да знаем мы все! — огрызнулся Кролик, — ты пока будешь с одной светские беседы вести да ей свои манеры демонстрировать, я уже троих трахну!
— Да, я эстет, — прошипел Кот, — А ты быдло!
— Я быдло? Я? — Кролик попытался лапой в прыжке огреть Кота по башке, но котяра увернулся и вцепился когтями в ухо Кролику.
— Так, ану успокоились, — Волк за шкирку растащил дерущихся и ощутимо труханул в воздухе.
— Не, ну я этим двоим в самом деле завидую, еще раз высказал свое мнение Мальчик-крысолов, показывая сломанной дудочкой в сторону от происходящего.
Через поляну утиной походкой шествовал Укуренный Пингвин с неизменным косяком в клюве, вокруг него же радостно помахивая хвостиком кругами носился Радостный Щенок.
— Вот, млин, дружбаны, Укуренный ушлепок и бестолочь радостная, —
недовольно фыркнул Питон.
— Так, вы двое, тоже сюда! — отпустив Кота с Кроликом, скомандовал Волк.
— Сейчас я всем популярно объясню задачу, — продолжил он, сверкая золотым зубом.
— Ты это брось! — огрызнулся Кот, — авторитетом своим блатным в другом месте лохов разводить будешь!
— Слышь ты, фраерок, да я тебя, да я таких как ты, — Волк угрожающе сверкая фиксой двинулся на Кота.
— Навались, братья! — заорал Кот и первым вцепился когтями в морду авторитета. Все присутствующие, не желая слушать угроз Волка, сцепились в драке и кубарем покатились по поляне. Из этого бешеного клубка вскоре удалось высвободится Мальчику-крысолову и он отряхиваясь побрел подальше от места схватки. За ним выскользнул Ученый Питон и отплевываясь пополз читать книгу.

***

Лес был негустой, прогулка доставляла мне удовольствие. Как раз достаточно света пробивалось сквозь ветви деревьев, чтобы лес, не теряя своей первозданной красоты, казался празднично наряженным. Вдруг правее от меня
мелькнул просвет, похоже там была поляна. Я свернул к ней, уже думая о том, что наверняка нашел прекрасное место для пикника. Недалеко журчал ручей, машину тоже я близко припарковал, сегодня осмотрюсь, а на выходных двинем сюда с друзьями. Чем ближе я приближался к поляне, тем ясней мне становилось, что место уже похоже занято, слышна была какая-то возня. "Туристы! И тут их понаехало! — подумал я, — Ладно, пойду хоть поздороваюсь, да посмотрю что к чему."

Выйдя из лесу я стал как вкопанный и не мог поверить своим глазам. На одной стороне поляны, в тени дерева, свернувшись клубком лежал огромный питон (откуда тут нафиг питоны) и читал книгу. Рядом с ним какой-то мультяшный мальчишка что-то выстругивал перочинным ножиком. В центре же происходило что-то невероятное, несколько мультяшных зверей сбившись в клубок вели ожесточенную борьбу. Рассмотреть я успел только щенка, которого периодически выбрасывало из этого водоворота тел и он тявкая опять кидался в самую гущу происходящего.

— Вы что творите! Прекратите немедленно! — мозг еще отказывался осознавать невозможность увиденного, я бросился разнимать дерущихся. Невидомая сила меня втянула в клубок спутанных тел и слегка помяв выбросила наружу еще легче чем щенка. "Нет, так не пойдет!" — пронеслось в голове и я бросился опять к зверям. История повторилась, только бока на этот раз мне намяли уже поконкретней. Голова гудела, рот набит травой, я лежал и глядя в небо пытался осмыслить увиденное.

— Не лез бы ты лучше, — мультяшный пацан, подошел ко мне и подал руку.
— Да ладно, сам встану, — ответил я, что тут у вас происходит, кто вы такие?
— Идем в тенек, расскажу, ты же Икторн?
"Он еще и имя мое знает!" — ужаснулся я, но виду не подал.
— Да, Икторн, а что тут у вас?
— Да вот, Вздорная Обезьяна, прибежала, сказала что тебе надо чтобы мы вон
ту бочку на соседнюю поляну перетянули, ну и началось…
— Какая обезьяна, какую бочку?
— Бочка — вон стоит, а обезьяна — вон в драке ее хвост мелькает периодически.
— А ты то кто? Кто все остальные?
— Я Крысолов, — пацан гордо расправил плечи, — если я играю на дудочке я могу убедить кого угодно, сделать что угодно. Вот этот, свернувшийся клубком, Ученый Питон, вечно книжки свои читает, дерутся же там Волк, Обезьяна, Радостный Щенок, Кролик, Кот. А, да, вон еще на другом конце поляны Укуренный Пингвин косяк забивает, тому вообще все по барабану.
Я оглянулся на читающего Питона, он делал вид что нас рядом нет и всем своим видом показывал, что от книжки он отрываться не намерен.

— А зачем ДЛЯ МЕНЯ вы бочку тянуть собрались?
— А это тебя было бы хорошо спросить, — ответил Крысолов, — мы лишь выполняем твои пожелания.
— Мои пожелания?
— Да, это наша обязанность!
— Значит стоит мне только пожелать и драку вы прекратите?
— Не совсем, если мы например не станем ссориться, то стоит одному из нас что-то пожелать и ты запляшешь как миленький!
— Бред! — я встал и сделал пару шагов к дерущимся:

— Я приказываю прекратить драку! Немедленно!

Клубок застыл на месте и через секунду тяжело дыша мультяшные звери стояли и смотрели на меня, Радостный Щенок же подлетел ко мне и радостно тявкая махал хвостиком.

— Так, так, умник объявился, — говорящий волк, пусть даже и рисованный, заставил меня снова вытаращить глаза.
— И этому умнику, кто-то что-то наполовину объяснил, — фыркнул Кот и все обернулись на Крысолова с Питоном. Крысолов сделал вид что ничего не происходит и продолжил выстругивать новую дудочку, Питон же углубился в свою книжку.
— Если начали, так пусть до конца и рассказывают! — рявкнул Волк и я очутился сидящим на заднице.
— А мы заняты! — проорала Обезьяна и с размаху шлепнула Кота по морде, драка продолжилась с новой силой. Я недоуменно посмотрел на Крысолова.

— Кто вы такие, черт возьми?
— Слушай, я конечно дудочку еще не закончил, — сказал пацаненок, — но если продолжу говорить, то меня и без дудки так понесет, что ты ничего не поймешь, а бочку то сам потянешь. Я — Крысолов, не забывай этого.

Я перебросил взгляд на Питона, тот уже понял, что дочитать ему не дадут и с недовольной мордой делал закладку в книге.

— Да, он тебе лучше обьяснит, — кивнул Крысолов и хихикнув добавил, — с примерами из книжек. Я кстати его последние дни вижу с "Историей Римской империи" и "Автомеханикой для чайников".
— Значит так, — сложив книгу, Питон передвинулся ко мне поближе, — присутствующие здесь представители все очень разные между собой, например как и в сенате Римской империи, мы все имеем одинаковое право… Не, нет, лучше так. Ты машина знаешь как устроена?
— Ну приблизительно, а что? — пожал плечами я.
— Ну вот а мы — те самые детали из которых она составлена, которые приводят в движение все механизмы. Теперь ты понял?
— То что вы дружбаны и каждого свой характер и функция я уже давно понял. Но машина, машина то где?
-Тупой ты Икторн, — Питон прищурился на солнце, — машина — это и есть твое, как тебе нравится полагать, целостное сознание…

***

— Икторн, Икторн, — я очнулся от того, что кто-то легко тряс меня за плечо. Сознание начинало постепенно возвращаться. Я опять в больничной палате. Передо мной опять добродушное козлобородое лицо профессора Явлинского, на окнах решетки, гора разных фруктов на подносе возле кровати и два горилообразных санитара у входной двери.

— Ну вот, сеанс похоже прошел удачно, вопросительно посмотрел на меня профессор.
— Да, похоже, — я пытался стряхнуть с себя остатки гипнотического транса, — но вопросов у меня гораздо больше чем перед сеансом.
— Несомненно, я бы сказал, что только сейчас вы сумеете начать формулировать ваши вопросы, — неизменная улыбка козлобородого в ответ, — кстати, желаете чего-нибудь?
— Да, минералки.
Профессор кивнул одной горилле, тот засуетился и через секунду протянул мне стакан с ледяной минералкой.
— "Миргородская", ваша любимая!
— Интересно кто финансирует ваше м-м-м.. учреждение? — кивнул я в сторону подноса с фруктами.
— Об этом позже, драгоценный вы наш, давайте сначала с вашими вопросами разберемся, — улыбка профессора уже слегка выводила меня из себя. "По крайней мере признак того, что меня пока что транквилизаторами не накачали", — промелькнула обнадеживающая мысль в голове.
— Не знаю, объясните что это все значило, — я вкратце пересказал сон, — что это за бочка, куда и зачем ее катить, кто эти "мультяшки"?
— Превосходно, превосходно! — мне показалось, что Явлинский сейчас подпрыгнет и прихлопнет в воздухе ногами, — Это еще раз подтверждает, что сеанс был безупречным. Бочка вы говорите?
— Да, бочка, и они по-моему никак не могли договориться кто будет ее катить, кто будет руководить и как это лучше сделать.
— Ну бочка это так, ерунда, символ так сказать определенной задачи, которую вы перед собой ставите, -козлобородый тараторил так, будто боялся что мне могут надоесть его объяснения и я попросту выставлю его за дверь, — звери, вот что самое интересное, это пожалуй самое интересное открытие в области психиатрии после раздвоения личности! Понимаете ли, у каждого человека свой характер, своя модель поведения, которую символизирует одно из этих существ. У нормального, простите обычного человека, одно существо является ярко доминирующим, ему беспрекословно подчиняются все остальные. Подчиняются или же не существуют вообще! У вас же этот порядок нарушен, у вас каждое развито настолько, что способно доминировать!
— Хотите сказать, что у меня нет "главного" в голове и "бочку" мне никогда и никуда укатить не удасться? — прищурился я глядя как бы в сторону от профессора, мозг же жадно впитывал в себя информацию какие крепления на окнах, какова толщина решетки, каким образом она прикреплена к зданию и на каком приблизительно этаже мы находимся.

— Нет, нет, как раз напротив! У вас в различное время доминируют разные существа, более того они умеют взаимодействовать друг с другом! То что вы видели всего лишь зарисовка, "мультик" для того чтобы вам было легче понять. О, молодой человек, если бы вы знали чего мне стоило объяснить это в суде! Доказать, что действуете вы не по своей воле, а вынуждены идти на поводу своей ненормальности!
— Кхм, много чего я про себя слышал, но душевнобольным меня еще не называли…

Осточертевшая улыбка медленно сползла с лица профессора, глаза погрустнели, он кивнул санитарам. Вопреки моим ожиданиям гориллы выскользнули из палаты и осторожно прикрыли за собой дверь. Я вопросительно взглянул на Явлинского.

— Да и не нужны они здесь, разве что вам на потеху, Волк если проснется этим двоим не справиться, — профессор подвинул стул поближе к изголовью кровати, — Молодой человек, насколько мне не изменяет память, против вас было возбуждено 6 уголовных дел. Свидетели настолько по разному вас описывали, что судья был уверен что действовала хорошо организованная группа специалистов. После пары интервью, вы стали чуть ли не национальным героем в глазах населения. Да, у вашего Крысолова язык хорошо подвешен. Это ведь ваши "звери" постарались, что люди вас так по разному воспринимают…
— Но насколько я помню, 3 дела были закрыты за отсутствием состава преступления, ещ 2 — за недостатком улик, шестое же…
— Честь и хвала вашему гениальному Питону в компании с Котом, — резко перебил меня Явлинский, — а недостаток улик легко объясняется тем, что свидетели "вдруг" начали резко менять показания и поголовно страдать склерозом. Слава Волку, надо полагать! — профессор поднялся и отошел к окну.

— Ладно, Икторн, это все неважно… Решением суда вы направлены к нам на принудительное лечение, — глядя в окно Явлинский протирал и без того чистые стекла очков, — Вот вы спрашивали кто нас финансирует, я могу вам ответить — мы на стандартном госфинансировании, с ужинами, фруктами и минералкой будем завязывать и переходить к процессу лечения, в общей палате, естественно…
— И в чем же будет заключаться этот "процесс"?
— Вообще-то я не имею права, но вам я скажу. При помощи химпрепаратов будем подавлять "животных" у вас в сознании, длиться это будет от 3 до 5 лет. Решением суда я ответственный за процесс и так же я решаю сколько будет длиться лечение.
— И в процессе этого "подавления", я медленно но верно буду превращаться в растение? — поинтересовался я.
— Таково решение суда, — пожал плечами профессор, — я обязан ему следовать, если конечно…
— Говорите, профессор, мы достаточно взрослые чтобы играть в кошки-мышки,
— давно было ясно, что профессор темнит.
— Вы понимаете, — профессор опять подошел к кровати и заговорщицки зашептал, — я то прекрасно знаю что вы здоров. Зачем я вмешался в судебный процесс? — Можете считать меня поклонником ваших "талантов", я хотел спасти вас от приговора. К тому же, а вы человек разумный, я уверен что вы согласитесь войти в мое положение и используя ваши "таланты" решить некоторые мои сложности с партнерами? Что скажете?
— Думаю мы договоримся, — обнадеживающе ответил я.
— Прекрасно! — лицо профессора опять засияло улыбкой, — Все, сегодня я вас не буду беспокоить, о делах поговорим на неделе. Может желаете чего?
— Да, — кивнул я, — уберите ананасы с мандаринами и пусть принесут побольше наших обычных яблок, на ужин же — рыбу пожалуйста, пост все-таки…
— Конечно, конечно! Ужин доставят из лучшего ресторана! — лицо профессора сияло, — все не буду мешать, отдыхайте…

Я подтянулся и присел на кровати. "Конечно, конечно", — про себя перекривил я профессора, -"Уж если и буду я танцевать под чью-то дудку, то у меня свой Крысолов есть!", — подумал я и опять бросил взгляд на решетку, с удовольствием заметив в прозрачном отражении на стекле, что мое лицо опять приобрело вкрадчивое кошачье выражение а глаза блеснули волчьим огоньком…

IKTORN

Срочное дело!
Оцените запись

Добавить комментарий