Рыжая или беседы с магом

- Я ее увидел сразу. Как фотовспышка. Ничего не понял. Ничего не осознал. Голые инстинкты откуда-то из глубин подсознания. Тормознул, как об ватную стену. И только ощущение, что отныне жизнь моя обрела иное русло. И еще… что это пиздец. Самый что ни на есть сладкий, из всех возможных… Она стояла в окружении трех пацанов и о чем-то весело болтала. Как потом уже понял, это была типичная для нее ситуация. Дали звонок, началось комсомольское собрание института, и я потерял ее из вида. Сидел, оглушенный, ничего не соображая. И душа, как после разрыва коммулятивного снаряда…
- Игра в классики. Любовь с первого взгляда…
- Да, да, да… Именно она. Я был первокурсник после армии, она третьекурсница. Уже октябрь, прошла картошка, второй месяц учебы, а я ее в первый раз увидел…

Они сидели на скамейке центральной аллеи Ботанического сада, потягивая пиво. Стояла бархатная осень. Мимо катилась жизнь, обдавая их детскими криками, шелестом велосипедных шин и дробью роликовых коньков. Рыжие листья, подсвеченные солнцем, пикировали вниз.

- Красивая?
- Хм… Это слово скупо для нее. Да нет, ты не подумай, не Шамаханская царица, нет… Если разобрать ее на части, то к каждой из них можно докопаться… Но, собранные воедино… Это тяжелый нокаут для любого мужика. Вот даже сегодня, сколько уже лет прошло, двадцать не меньше, а у моих приятелей при упоминании ее, в глазах вспыхивает огонь и слюна до пола… Редкий, я бы сказал, природный феномен. Маленькая, метр с кепкой, не худая и не толстая, а какая-то вся ладная, все в меру. Белая фарфоровая кожа с редкими, едва заметными конопушками вокруг вздернутого носика, зеленые глазищи и копна огнедышащих, рыжих волос необычайно медного оттенка. Сколько бы потом рыжих не встречал, никогда не видел столь насыщенного цвета. Просто взрыв какой-то. Ее по имени почти никто не звал, Рыжая и Рыжая. Она это воспринимала благосклонно.
- И что потом?
- Потом… Каждый день пребывания в институте я чувствовал себя бомбардировщиком, что постоянно ищет цель и выгодную позицию, чтобы спикировать и разбомбить всем арсеналом, завладев вниманием. Но раз за разом уходил на новый разворот или промахивался. Навел справки. Оказалось, что она из самой, что ни на есть золотой московской молодежи, хотя ни внешне, ни по поведению не скажешь. Мама – журналист «Литературки», можешь себе представить для тех лет? Дедушка – дирижер. И тэдэ и тэпэ… Обитает на Кутузовском. Но для меня, молодого, наглого провинциала, все это было не преграда. Я видел цель и только…
- Только задубелый мачо думает, что выбрал цель и все зависит от его усилий. Выбирает баба. Причем задолго до всех его поползновений. Пока он еще ковыряется в носу и изучает местность, он уже просчитан на все сто, раздет, разут и препарирован, как подопытная мышь. И только если, он утраивает бабу по одной ей ведомым параметрам, ему дают отмашку, зеленый свет. И тут он, оба-на, УВИДЕЛ! Как же, я ВЫБРАЛ! Иду на абордаж! Ага… Этак можно рыбу, с крючком в зобу, считать пиратом, берущим лодку приступом… Природа бабам дала уникальные возможности на тонком плане, назовем их интуицией, хоть это и совсем не интуиция, а четкий инструмент. Молекулярный сканер. Баба, в отличие от нас, перманентно в поиске. Она всегда ГОТОВА, вне зависимости, чем она конкретно занимается, трещит с подружками о новой юбке, или пишет реферат. И дело тут не в боевой раскраске, оточенной походке и прочих внешних атрибутах спелой самки. Просто она постоянно сканирует пространство в поисках достойного самца, не важно осознает она то или нет. Процесс идет на автомате, замедляясь только к старости, да и то не факт.
- Угу, чтоб наплодить здоровое потомство. Читали, знаем.
- Да нет, это скорее следствие, а не причина. Ну, ладно, продолжай…
- Короче, ни хрена у меня в итоге не срасталось. Просто не было минуты не то, чтобы ее застать врасплох, а хотя бы подловить одну. Она была звезда, не только курса, всего ВУЗа. Стоило ей появиться, как тут же свита из мужиков, готовых веселить ее и услужить, чем только можно, собственно, как я сам, ха-ха… Доступ к телу был прочно перекрыт. К тому же совсем не моя туса, чтоб запросто внедриться. Да и не хотел я быть одним из пажей. Несколько раз встретились глазами. У меня потом озноб по телу и онемение членов. Она же, улыбаясь, дальше, беззаботно, как всегда…
- Проверка. Плотно ли сидит крючок. Извини…
- Потом мне повезло. Относительно, если не сомнительно. У нее была всего одна подружка в институте, с которой она тусовала, Кира. Остальные мужики. Так вот Кира положила на меня глаз. Даже не помню где и как, потому что мне она была по большому барабану, пусть и модельной внешности. Просто Рыжая к тому моменту захватила меня целиком и мышь не проскочила б. Кира же без обиняков стала меня домогаться. Я «поддался». А хуле? На войне все средства хороши. Это был прямой, к тому же эксклюзивный выход на Рыжую. А, познакомившись с Кирой поближе, я и вовсе избавился от угрызений совести. Кира оказалась прагматичной сукой, коих поискать, даже потом не мог понять, что их с Рыжей-то роднило. В восемнадцать лет приехала в Москву, работала моделью в Доме Зайцева. Через год женила на себе стареющего композитора. Еще через год родила ему дочь и тут же развелась, обязав купить ей кооперативную квартиру. Дочку сплавила маме на родину и начала жить вольной жизнью на очень нехуевые алименты папика. Впрочем, поступила в институт…
- Ну, по нынешним меркам просто бизнес-вумен…
- Вот-вот, ничего личного. Одно меня коробило. Время от времени приходилось ее трахать, что я воспринимал как измену Рыжей. Отмазывался, как старая супруга от супружеского долга… Но оказался в одной компании с Рыжей. Правда, в странном статусе, друг ее подруги. У Рыжей к тому времени тоже образовался постоянный ухажер, Вадик, коренной да позолоченный, родители номенклатура. Но без понтов, ничего плохого про него сказать не могу. Он мне даже нравился, если бы не одно «но», что он мой конкурент. С другой стороны, он вызывал во мне чувство солидарности, поскольку столь же безнадежно обреченно был влюблен в Рыжую. Жаловался мне, что она его к телу не допускает, держит на дистанции. Вот такой вот странный образовался у нас квартет, где каждый преследовал свою недостижимую цель, единственно неясно, что хотела сама Рыжая. Во многом благодаря моим усилиям, мы стали часто вместе тусовать. Кафешки, киношки, ходили на какие-то выставки, концерты, через Киру доставали контрамарки на закрытые просмотры в Доме Композиторов. Мне казалось, что я умело маскирую свои чувства, хоть это было нелегко…
- Гы…
- Но постепенно стал подуставать. Ничего не менялось. Какое-то замороженное статус-кво. Все думал, как разрубить одним ударом это неестественное состояние. Но сдерживал меня Вадим. Он вдруг обрел во мне друга, стал приглашать домой, я познакомился с его родителями. Ей Богу, славный парень. Совесть не давала взять и кинуть его через бедро. Да еще Кира вечно канючила о своих чуйствах… В общем, влип. Так тянулось два месяца, а разрешилось все самым неожиданным образом, прямо по-шекспировски, в один момент… Тридцатое декабря, гудим у Киры. Человек двадцать народа, все напились. И происходят две разборки – у меня с Кирой в спальне, и у Вадима с Рыжей в ванной. Кира ставит вопрос ребром, ей непонятен наш статус и мое менжеванье, куда я постоянно от нее ныкаюсь, предпочитая встречаться вчетвером, любовь это, или вышли покурить, в конце концов… Я в ответ срываюсь и рублю концы. Она в слезы: «Уходи, гондон»! Я с огромным облегченьем начинаю собираться. В это время из ванной выходит Вадик, глаза на мокром месте. Там зеркалка, Рыжая дала ему полный от ворот поворот и расчет без выходного пособия, в ответ на его решительное желание расставить все точки над «и». Выходим вместе. Он садится в тачку и молча уезжает горевать. Я стою, курю, соображаю, к кому б пойти продолжить пить. И тут распахивается дверь подьезда, и выходит Рыжая… Я аж протрезвел. Впервые мы с ней вдвоем. Топчемся, чего-то говорим. Она мрачная, поеду, говорит, домой спать. Иду ее тупо провожать. И только в тот момент, когда ее фигурка вот-вот скроется в дверях «Арбатской», у меня сгорают все предохранители, я понимаю, что никто никому ничего больше не должен, все свободны, сейчас или никогда! Срываюсь, догоняю, хватаю за рукав, рывком к себе и говорю, говорю, говорю, ничего не соображая, не следя за словоизверженьем, словно все, что накопилось, льется помимо моей воли, и только безотрывно смотрю в ее глаза… А глаза у нее глубокие, в них постоянно пробегают чертики, то озорные, то безумные, то злые, то веселые, никогда не знаешь, что она выдаст через миг… И только понимаю, что она никуда не рвется, хоть я и продолжаю ее крепко держать, словно боясь, что выпорхнет и все, другого шанса не представится… Выговорился. Стоит. Глядит. Молчит. У меня дыханье на нуле. Потом с хитринкой улыбнулась: «И что же мы будем с этим делать?» Думаю, идти, так до конца, двинули, говорю, ко мне, напьемся. Я тогда уже устроился дворником, комната была своя. И двинули. Иду, не чуя ног. Окончательно поверил в подлинность происходящего, когда она из телефона-автомата, позвонила маме и выпалила скороговоркой, что не придет, останется у Киры, и тут же бросила трубку, чтоб не слушать возражений… И все. Это была первая наша с ней ночь любви. Без прелюдий. Едва только зашли, уже рвали одежду, и как в омут, до утра… Пришел с участка, она ходит в моей майке, завтрак на столе, словно мы с ней сто лет в обед живем, семья… Так и началось…
- Ну… Удивительно, что она так долго терпела твою нерешительность. Судя, по столь молниеносной рокировке, ей все давно было понятно…
- Что ей было понятно? Что ты вообще имел в виду под первопричиной?
- Понимаешь… Выбирает действительно баба. Так устроен космос. Вот в чем цель каждой живой твари?
- Давай, сам разматывай, без наводящих…
- Хорошо. Цель – эволюция. В первую очередь, духовная, за ней уже все остальные материальные и физиологические аспекты на прицепе. А за развитие отвечает мужик. Это его основная природная функция. Он осуществляет Путь. На земном плане он учиться, набирается опыта, умений, растет профессионально и тэдэ… А на тонком плане это выражается в том, что он поступает на обучение в астральные общества, соответствующие его земному пути. Грубо говоря, если он сапожник, то и в астрале он вступает в общество сапожников и делает карьеру параллельно там. У каждого астрального общества свой свод законов, правил. На земле он учиться, как делать набойки, а в астрале постигает, опять же грубо говоря, «внутрикорпоративную этику» этого сообщества, цеховые правила. И если он в этом не преуспеет, он и на земле будет хуевый сапожник, пятого разряда, вечный подмастерье. Это понятно?
- Ну. И чего?
- У каждого индивидуальный Путь, в зависимости от прожитых жизней, кармы и способностей. Но, по любому, в обществе мы состоим не одном. Помимо профессиональных, есть социальные, национальные, оккультные… До фига. И в каждом из них в астрале мы имеем свою нишу, статус, в зависимости от наработок. Статус дает права, что на земном уровне выражается в возможностях и даже в пресловутом везении, удаче. И это помимо того, что есть Природные законы, что пронизают всю структуру, космическую иерархию, все миры. Они многоуровневые, от планетарных до вселенских. Постижение их и есть духовный рост. Отработка их выражается на земном уровне в том, что в определенных жизненных ситуациях ты поступаешь на автомате именно так, а не иначе. И более того из твоей конкретной жизни уходят ситуации, связанные с отработанными тобой законами в астрале. Возникают следующие, нового уровня. Рост бесконечен…
- Ну и как это с Рыжей-то…
- Терпение. У баб функция иная – сохранение и сбережение всего наработанного, что напрямую связано с их природой матери, роженицы. Мужик – это дух, его функция «вертикальна». Баба – материя, ее функция «горизонтальна». Такой вот крест. И в этом нет неравноправия. Так природа устроила, каждый отвечает за свое. Но расти, самостоятельно двигаясь по Пути, она не может. Только через мужика. Или посредством мужика. Более того, с бабой-одиночкой в космосе даже разговаривать никто не будет. Нет мужика, все, иди, гуляй… Появиться, тогда поговорим. Поэтому, отбирая себе мужика на земном уровне, она на тонком плане «видит» его потенциал и статус, куда он может ее привести и может ли вообще, выше его наработки ее собственных или нет. Если ниже или собственно такие же, пусть хоть трижды Ален Делон, у нее и волос не шелохнется, разве только, если приспичило потрахаться до рези… Но жить будет только с тем, кто реально ее продвинет по Пути, потому как тоже кровно заинтересована в эволюции, пусть и посредством мужика. А, живя с ним, она слой за слоем, как капусту «раздевает» мужика и перенимает все, что у него за душой, оставляя нужное себе. Чеховская «Душечка» — очищенный кристально образ бабы, мимикрирующей в зависимости от мужика, с которым она в тот момент живет. Он, конечно, сильно утрированный, но суть верна. Так что Рыжая тебя сразу просчитала, как потенциальный «паровоз», остальное дело техники, как распалить мужика и заарканить…
- Тебя послушать, какая-то голимая механика, расчет… А где любовь?
- Любовь? Гы-гы… А как же без любви, мой друг? Как бы вся эта механика работала, если б не возникало, чувство, что сильнее нас? Это ключ зажигания, бензин и смазка, чтобы машина тронулась. А иначе бы это действительно была куча агрегатов и железа, поди-ка, растолкай… А тут – «я его увидела и все»! Но только механику это нисколько не отменяет. Без любви мужики вообще бы на баб клали. Ему чо, семя кинул и пошел, насвистывая. Он-то может самостоятельно расти. Так что любовь на земном плане на девяносто процентов «реализуется» через бабу, для того ей природа и дала немереный арсенал средств и ухищрений, чтоб не просто распалить, но еще держать на «медленном огне», подогревая чувства. Она же, ёпт, «хранительница очага»… Ну и чо там у тебя с Рыжей дальше было?
- Дальше была «Война и Мир». «Распалила» она меня не на шутку. По накалу чувств мне казалось выше уже быть не может, итак макушку Млечный Путь царапает… Только чувства эти были, как со знаком «плюс», так и со знаком «минус». Жил как на вулкане. Никогда не знал, что в следующий миг бабахнет. То ли взлечу, как истребитель в стратосферу, то ли ухнусь в пропасть, как баран. Иногда за день проделывал этот путь «туда-обратно» не один раз. Безумные качели. Меня еще один старшекурсник, Леша, предупреждал. Как-то я с ним еще в общаге сошелся, соседи были, выпивали. Так он, когда узнал про мой роман, а мы с Рыжей в институте шифровались, сразу стал отговаривать. Мол, ты этой бабы не знаешь, она ведьма. Мол, друг его с четвертого курса, с ней год любовь крутил-крутил, пока окончательно с катушек не сьехал, а мужик не чета тебе был, спортсмен, бугай и умник. Да только сьела она его с потрохами, с ума сошел, хотел ее прикончить, а в результате бросил ВУЗ и вернулся на родину в Тольятти…
- Но ты, конечно, никого не слушал.
- Само собою. Я ж любил. Да и потом, когда она меня своей холодностью или обломом опрокидывала в пропасть, я только сильнее ждал, что завтра она «вспомнит», придет ко мне и будет снова ночь безумной страсти на вершине Джомолунгмы. С одной стороны посмотреть, она мной крутила, как юлой. А с другой стороны в этой амплитуде колебаний от «зашибись» до «полного хуево» было столько жизни, чувств, переживаний, каких я за всю жизнь до этого не ведал, хоть это была далеко не «первая любовь». И чем больше была амплитуда, тем шире мне казалось жизнь. Как будто я только и проснулся, а до этого лишь вяло прозябал. Все ушло на задний план, главным стало только то, как я сегодня с ней встретился, и как расстался. Так и жил в огне. Ничего не замечал… И, самое интересное, что ее нельзя было упрекнуть в излишней экзальтированности, стервозности или истеричности. Она вообще была внешне довольно нейтральный человек, с вечно блуждающей полуулыбкой на лице. Мало говорила, мало выражала чувств. Это меня перло с каждою минутой, хотелось бесконечно говорить ей, признаваться, изливать… Когда с ней расставался, вечно ощущал, что вот это не сказал, вот это не договорил… Уже ждал следующего дня, чтоб снова окунуться в этот омут, дойти до сути…
- Грамотная баба. Это даже не на «медленном огне», а гриль с подогревом, вертел…
- Ну да… А вот ты скажи мне, какого хера, если такая мудрая «механика» работает, куда тогда девается любовь? Почему люди разбегаются в итоге? Ну, выбрала себе «локомотив» и вперед, в коммуне остановка…
- Любовь – это запал, который тебе дали. А дальше, ты уж сам бензина подливай, крутись, как можешь. А если с точки зрения «небесной механики», тут сложнее… Понимаешь, это ведь не просто «сделка», ты – мне, я – тебе. Это симбиоз. Мужик должен постоянно развиваться и тащить за собой бабу. Она ж ему в ответ энергию для роста. Что такое материя? Это материализованная энергия. Основных, стихийных четыре – огонь, вода, земля и воздух. В зависимости от его знака они ему нужны в разной пропорции. Она их ему должна поставлять, причем именно в нужной комбинации. А есть еще специализированные, от созвездий, которые ему тоже нужны не все, а определенные. А это уже зависит от ее знака. И если она его «комплектует» нужными, тогда у них 100% КПД, и она имеет право спрашивать с него по полной, я тебе, сука, борщ дала, где, блядь, зарплата? Но и это еще не все… Пойдем еще за пивом? Ты тут целый пласт поднял, щас по дороге обьясню.

Они поднялись и не спеша пошли на выход, к ближайшему ларьку. Народу поубавилось. Темнело.

- Короче. Ты знаешь, как в седой древности, еще долетописной заключались браки? Ну, не важно. Слушай. Мужика с пятнадцати лет обучали сексу. Он поступал на подготовку в Храм Богини Любви, где с ним занимались жрицы. Но это не сегодняшние «жрицы любви», хотя с вырождением этих институтов и появилась «храмовая проституция», а потом и просто проститутки. Жрицы ему давали основы Тантры, чтобы он не просто грамотно лишил ее девственности, но разбудил в ней Женщину и был на этом этапе ее Учителем. Баб же напротив этому не обучали. Им давали азы ведения хозяйства и поведению в обществе. В этом был залог Верности. Не стопроцентный, но весомый. Поскольку он ее не просто трахнул как попало и уснул, а действительно стал Первым мужчиной, с которым она проснулась для активной сексуальной жизни и познала все глубины удовольствия, что несет с собой процесс зачатия детей. После этого ей другие мужики были уже мало интересны, срабатывал инстинкт первопроходца и жесткая привязка. Второе, помимо желания влюбленных и согласия родителей, требовался жреческий расчет на основе астрологии, где и определялось, сможет она ему дать по жизни нужную энергию или нет. И только, если все совпадало, такой брак освящался и был залогом долгой совместной жизни до конца. Был еще, правда, вариант многоженства, что сохранился рудиментарно у мусульман, но уже без прежней подоплеки. В этом случае мужик добирал нужные ему для жизни и роста энергии суммарно, от каждой по чуть-чуть. Теперь понимаешь, почему в нашем глобальном обществе невежд, брак накрылся жопой? Но то, что я тебе рассказал, это идеальный вариант. Велика роль мужика в его Пути. Все мы, по большому счету, ленивые опоссумы, нас хлебом не корми, дай только проскочить на халяву. А рост требует постоянной, кропотливой и напряженной работы над собой. В большинстве же случаев мужики перестают развиваться где-то к двадцати годам, набрали «вес» и далее скользим по плоскости. Средний человек за одну жизнь усваивает один, два, редко три закона. А некоторые умудряются и вовсе ни хрена, едут на старых наработках, как жизнь не бьет. Исключения составляют лишь те, кто сознательно встал на путь духовной практики, ускоряя свою эволюцию. А бабы довольно быстро «сьедают» мужика со всем его внутренним багажом. И если он стоит, она его начинает пиздить и гнобить. На земном уровне это выражается в бесконечных просьбах, капризах и упреках, типа хуле ты надбавку на работе не попросишь, вот Петя, Ваня, Миша позже тебя на фирму устроились, а уже начальники и тэдэ… А в астрале она его натурально мочит, перекрывает кислород, и уже не она ему, а он ей бесконца отстегивает энергию. Вот ведь как дедушко Господь устроил, не без юмора чувак. С одной стороны, баба – это бесплатная автозаправка, а с другой стороны, шило в жопе, чтобы ты не спал. Крайний случай, она находит себе новый «паровоз» и все, адье, ничто ее на свете не удержит, никакие воспоминанья о былой любви. Другой момент, что мужик женился не на той. Ну, нет у нее энергий, что ему треба, как ни выжимай. В итоге, либо он находит новую, либо заводит бабу на стороне, либо начинает тупо пить, а в результате та же жопа.
- Да уж при таком раскладе, наш современный институт брака – игра слепых котят с огнем…
- Дык, именно. А еще бабью свернули башню социальным статусом и бабками. Это в древнем архаичном обществе социальный статус более или менее соответствовал и статусу духовному. А нынче те, кто наверху рубит баблос, могут быть примитивнее, чем обезьяна, но со столь же звериным чутьем и агрессивными инстинктами. И вот молодая самка поженила на себе кошелек, а год, другой и сходит с ума в своей золотой клетке, и вся забава меряться павлиньими хвостами на светских раутах среди подобных себе дур…
- Вот, что-то, бля, подобное и у меня с Рыжей случилось… Мы уже встречались три месяца. И вроде бы уже притерлись, стало меньше непоняток. А уж в постели просто край! В смысле страсть не проходила, а только набирала обороты, я порой не чувствовал границ, где я, а где она, один кусок горячей плоти, бифштекс с кровью… Она меня даже пошла на вокзал провожать, когда я после сессии на родину поехал. Невиданное дело для нее, она вообще эти прощанья-раставанья не любила, чмокнет в щеку и пока. А тут перрон и слезы. Уехал на такой волне, что письма ей писал чуть не ежедневно. Возвращаюсь через десять дней, а мне на голубом глазу, спокойно, между делом, знаешь, я тут замуж собралась…
- Тут и сел старик…
- Да, «Ленин и печник»…
- Охуенно…
zooch

Оцените запись

Поделитесь записью:

Добавить комментарий